Эхо войны в моей судьбе

Май имеет много значимых, значительных и радостных событий и дат в моей жизни. Но особняком стоит 9 мая – День Великой Победы, и как только произносишь или вспоминаешь слово «май», то сразу вырисовывается в первую очередь 9 мая – День Победы. С этой датой я связываю и свою судьбу.

 

Страна готовилась к празднованию тридцатилетия со Дня Победы в Великой Отечественной Войне. Я в то время учился в 9-м классе. И как-то по радио я услышал одно воспоминание участника Великой Отечественной Войны. Я дослушал его до конца, и эта история сильно повлияла на мою судьбу.

 

Расскажу то, что запомнил.

 

«В конце 1941 года где-то на Урале разгрузилось несколько эшелонов, которые привезли оборудование, станки, механизмы и все остальное, что можно было вывезти с украинских заводов. Приехали и некоторые работники этих заводов и в чистом поле, рядом со станцией, стали возводить и строить завод по выпуску самолетов – истребителей-штурмовиков ИЛ-2. Всё делали параллельно: устанавливали станки, ставили стены, крыши, выпускали какую-то продукцию под открытым небом. Набрали стариков, женщин, детей с окрестных деревень и сёл. Всё было подчинено одной цели – выпустить истребитель ИЛ-2, и за данную стройку отвечал ГЕНеральный директор.

 

Была чётко установлена дата, когда первая партия истребителей должна была улететь на фронт, и всё было подчинено этой дате, этой цели. Истребители нужны были фронту. И вот, когда уже подходило время окончательного выпуска первой партии, ГЕНеральный директор стал интересоваться у своего коллеги, находившегося за сотни километров, как идут дела по выпуску броневого листа для данных самолётов. А там с броневым листом были накладки – все брак, брак и брак.

 

Когда же стало подходить окончание срока, Генеральному директору позвонил Берия. Он поинтересовался, как идет стройка, еще раз напомнил, что данное задание стоит на контроле Верховного Главнокомандующего, и срыв сроков карается по закону военного времени – расстрелом. 

 

ГЕНеральный директор сам знал, что по закону военного времени за невыполнение приказа другого варианта нет. Он снова позвонил на соседний завод. Коллега, ГЕНеральный директор, ничем его не порадовал. По-прежнему броневого листа не было, и по-прежнему шел брак. На следующий день прибыли двое НКВДшников и разместились в приемной Генерального директора. 24 часа они находились там и не спускали глаз, чтобы ГЕНеральный директор никуда не делся. 

 

И вот, когда самолёт уже был готов, в том числе двигатель, вооружение, шасси и оборудование, но не хватало только броневого листа, ГЕНеральный директор в последний раз позвонил своему коллеге, понимая, что если сегодня броневого листа не будет, то завтра будет поздно. На том конце провода коллега посочувствовал, сказал, мол, извини, но он не может отправить бракованный металл – это тоже карается по закону военного времени расстрелом. Повесив трубку, ГЕНеральный директор понял, что его ждёт и пошёл в соседнюю деревню, где жила его семья, попрощаться. Выйдя с завода, он должен был пересечь железнодорожный узел. Пролезая под вагонами, он случайно взглянулна цистерны, которые стояли в тупике. Было видно, что цистерны попали под бомбёжку, и в некоторых местах защита была пробита насквозь осколками, но глаз Генерального директора чётко уловил, что толщина обшивки цистерны почти 3 сантиметра и вполне может заменить броневой лист. Скинув свой полушубок, Генеральный директор побежал к начальнику станции и приказал паровозу срочно вытащить эти цистерны из тупика и подать на завод. Сварщики вырезали этот металл, ночью установили вместо броневого листа на обшивку самолётов ИЛ-2 и на следующий день лётчики были готовы лететь на этих самолётах на фронт.

 

Утром, в назначенную дату, в 9 утра Генеральному директору позвонил Берия и спросил: «Что можете сказать?» На что ГЕНеральный директор ответил, что первая партия из трёх самолётов готова и сегодня вылетает на фронт. Задание Верховного Главнокомандующего было выполнено. Берия сказал: «Ждите, с вами будет разговаривать товарищ Сталин». После долгого молчания ГЕНеральный директор услышал в трубке голос товарища Сталина и дрожащим голосом отрапортовал, что первая эскадрилья самолётов-штурмовиков ИЛ-2 готова к вылету. В ответ он услышал поздравления. И ещё одна хорошая новость прозвучала из уст Главнокомандующего: «Я сегодня подпишу указ о присвоении Вам звания Герой Советского Союза». И ещё раз Верховный поздравил Генерального директора с такой высокой наградой».

 

Потом, как рассказал диктор, броневой лист был выпущен надлежащего качества, следующая партия самолётов получила его, и ИЛ-2 улетели на фронт с настоящей броней.

 

Почему-то эта история произвела на меня неизгладимое впечатление. Мне было страшно представить, что если бы на один день задержали выпуск самолётов, то ГЕНеральный директор был бы расстрелян, но это была суровая правда того времени. То есть это не просто ответственность, а уже гиперответственность. И я понял, что, когда ты ставишь цель, ты должен приложить все усилия, чтобы эта цель была достигнута. 

 

Но зачастую, мы, руководители бизнеса, играем в «объясняшки». Менеджер объясняет своему начальнику отдела, почему у него не получилось. Начальник отдела объясняет директору, какие он проводил совещания, кому звонил, с кем переговаривался, кого наказал, сколько ресурсов израсходовали. Далее директор объясняет Генеральному директору. Всё это игры в объясняшки. Возникает вопрос, а кому они нужны? Задача Генерального директора –поставить цель, а функция подотчётного руководителя – подтвердить свою компетентность и достигнуть данной цели. Второго не дано.

 

Я считаю, что, любая коммерческая организация – отчасти полувоенная организация, и здесь дисциплина и ответственность – братья-близнецы. Только так можно прижать конкурентов. Только так можно развиваться, понимая свою ответственность за выполнение поставленных задач с надлежащим качеством и в установленные сроки.

 

До сих пор эта история как эхо войны является для меня определённым образцовым стержнем системы управления предприятием.

09/05/2019

3 коммен.

Комментарии

Оставить комментарий



Обратная связь




Контакты

Отдел продаж: +7 (495) 136-79-33

E-mail: sales@mozhenkov.ru

Адрес: 125124, г. Москва, 3-я ул.
Ямского поля, д. 20 стр. 1, этаж 8, офис 802